Украинские беженцы в Крыму работать не могут или не хотят?

Украинские беженцы в Крыму работать не могут или не хотят?

Украинские беженцы в Крыму работать не могут или не хотят?

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

В Севастополе прошла особая ярмарка вакансий. Ярмарку устраивали специально, чтобы трудоустроить беженцев с Украины. Мероприятие было очень важным, но фактически провалилось.

На сегодняшний день в городе русской славы нашли приют 20 тысяч людей, прибывших из-за Перекопа. Для сравнения, майскую «беженскую» ярмарку в Центре занятости населения посетили немногим больше 70 человек. Трудоустроились всего десять.

Хотя разнообразные вакансии «вынужденным переселенцам» подготовили сразу два десятка здешних предприятий и организаций. Беженцам предлагали стать водителями, инженерами, малярами, бетонщиками, диспетчерами, механиками, медсестрами. Машинисту бульдозера готовы платить 40 тысяч. Аграрная фирма «Артвин» зазывала трактористов со сдельным тарифом до 100 тысяч рублей.

Рыбоконсервный комбинат «Аквамарина» искал обработчиков рыбы. График — пятидневка, оплата 25тыс., зато компенсация аренды дорогого севастопольского жилья. Работа не требует специальной квалификации и образования, потому доступна всем желающим.

Увы, желающих не нашлось. Точно так же не смогла набрать персонал на подвязку винограда знаменитая «Золотая Балка». Почему-то никто не захотел садиться на тракторы или брать в руки аппарат газосварщика.

Характерная деталь. Быстрее всего в Севастополе находят работу мариупольцы. Первая городская больница уже приняла в штат несколько переселенцев. Травматолог, ортопед, два санитара — все из Мариуполя. Многие заранее знают, куда идти. «Люди приезжают квалифицированные. Та же „Азовсталь“, завод имени Ильича. Все это производства, с которыми мы в свое время тесно сотрудничали, сейчас они как раз и являются нашей кадровой базовой», — поясняет журналистам директор по персоналу Балаклавского рудоуправления Светлана Турок.

Ну а остальные? Чем объяснить смешную цифру в десяток трудоустроенных беженцев, представляющих другие украинские регионы?

У харьковчанки Ольги — пять лет стажа лаборанта крупной медицинской клиники и частной лаборатории: «Хотелось бы продолжить работу по специальности. В севастопольской больнице им. Пирогова мне сказали, для начала нужно подтвердить аккредитацию, только потом обращаться. Зарплаты маловато, в Харькове было в два раза выше…»

По информации директора ГКУ «Центр занятости населения Севастополя» Светланы Рендак, за три месяца, когда начался прием беженцев на территории Крымского полуострова, всего данный центр посетили около 500 желающих трудоустроиться. Конкретные вакансии рассматривали порядка 140 человек. Какой-то запредельный минимум, явно требующий внятных пояснений.

Тем временем еще до майских праздников через КПП «Джанкой», «Армянск» и «Перекоп» в Крым въехало свыше 100 тысяч граждан Украины. Это официальные цифры Погранслужбы ФСБ. «С заявлениями о предоставлении на территории Российской Федерации временного убежища непосредственно в пунктах пропуска обратились более тысячи иностранных граждан», — уточняет сообщение силового ведомства.

То есть, получается, что остальные 99 тысяч пребывают на крымских просторах как бы в статусе курортников. Сейчас их количество можно смело увеличить еще на треть. При всем уважении и сочувствии к украинцам, пережившим ужасы военных действий, по документам фактическую ситуацию можно трактовать только как туризм.

Характерная приграничная картинка. Одни беженцы несколько километров «нейтралки» бредут пешком, волокут за собой чемоданы и баулы с вещами. Другие с откровенно-презрительной улыбкой мчатся мимо своих же соотечественников на крутых джипах, направляясь в собственные коттеджи элитного Южнобережья. Персонажи очень разные, но все числятся «временно перемещенными».

Одним работа действительно не нужна, денег и без того хватит. Другие имеют целый ворох причин, чтобы отказаться от трудоустройства и жить за счет родственников, официальной «гуманитарки» и волонтерской помощи. Повторим, для Крыма это огромная масса людей, практически ничем не занятых. Реально взрывоопасная масса.

По мнению замминистра труда и социальной защиты РК Леонида Михалевского, отказ от трудоустройства в республике может быть связан с необходимостью получения патента.

— Право на трудоустройство без патента имеют только граждане, получившие официальный статус беженца. Однако далеко не все приезжающие хотят получать такой статус.

Чуть ли не полтора месяца назад на федеральном уровне собирались «оперативно» внести изменения, чтобы для этой категории граждан или смягчить, или вообще разрешить отсутствие патента. Не сделано ничего.

Власти словно бояться признать очевидное. На деле только беженцы Донбасса решаются оформить необходимый статус. Все прочие всерьез боятся, что их Херсонщина, Запорожская и Харьковская области вернутся в состав бандеровской Украины. И тогда «за сотрудничество с путинскими оккупантами» боевики-нацисты отомстят по полной.

Иначе чем объяснить бесконечные намеки на возможное продолжение переговоров с киевским режимом, где максимальное требование Кремля — признать независимость ДНР/ЛНР и российский Крым.

Впрочем, есть немало банальных бюрократических ям. Приготовьтесь воспринять объективную реальность отечественного бытия. Так, чтобы переселенца взяли на работы, по действующему законодательству РФ ему нужно иметь один из трех документов: удостоверение беженца, свидетельство о предоставлении временного убежища на территории России или патент.

Если гражданин получил удостоверение беженца или свидетельство о временном убежище, добросовестные работодатели обязательно потребуют регистрацию по месту пребывания. Если все-таки имеется патент, тогда надо предъявить паспорт Украины или паспорт ДНР и ЛНР, нотариально заверенный перевод паспорта на русский язык, регистрацию по месту пребывания, а также действующий полис добровольного медицинского страхования (ДМС). Ну и миграционную карту, где целью выезда указано «работа».

У тебя сгорел дом, убили соседей. Ты бежал по дороге с трупами на обочине. В страшном сне не представить подобного. Они спасали свою жизнь. Какая миграционная карта с целью выезда «работа»?

Однако на последней ярмарке вакансий представители миграционной, налоговой службы и прокуратуры провели предварительные консультации с каждым работодателем. И настоятельно напомнили о необходимости строгого выполнения вышеперечисленных требований. Иначе ответственность вплоть до уголовной.

«Пуд» — крупнейшая сеть крымских супермаркетов. Персонала остро недостает, особо актуальны вакансии продавцов-кассиров. В компании гордятся, что удалось взять на работу пару переселенцев из Мариуполя. Остальным желающим обещают «идти навстречу», только бы претенденты на свободные должности поскорее делали необходимые бумаги. Даже гарантируют жилье в Ялте.

Приобрести официальный статус беженца в Севастополе практически невозможно, признает директор Центра занятости Светлана Рендак: «Но есть у нас документы, позволяющие людям работать, оформлять СНИЛС и ИНН и в дальнейшем осуществлять легальное трудоустройство, за которое мы боремся. Например, туристическая отрасль готова принять граждан, которые с проживанием могут осуществлять деятельность в гостиницах, в гостевых домах».

Будем откровенны, на крымских просторах множество возможностей устроиться на работу с предоставлением жилья. Только вот получается слишком далеко от пляжей. Да, неквалифицированный труд в степи или выжженных солнцем предгорьях. Уборка фруктов, овощей, работа в теплицах — возьмут с удовольствием, заплатят скромно. И оклад в 37.929 рэ для участкового врача-терапевта тоже нельзя назвать мечтой всей жизни.

Как бы там ни было, беженцы продолжают ехать через весь Крым к самому синему Черному морю. Полуостров и юг Украины переплетены особенно сильно, родня и там, и тут. Для некоторых это транзитный регион, откуда путь лежит на материк. Последние дни главной темой их разговоров стали громкие заявления Марата Хуснуллина. Столичный чиновник заверил жителей Мариуполя, мол, Россия поможет восстановить города Донбасса. В Херсоне объявил, что федеральное правительство плотно займется развитием экономики, сельского хозяйства и ремонтом дорог. Обсудил интеграцию запорожского Мелитополя «в большую и дружную российскую семью».

Оказывается, создан штаб по восстановлению Украины. Может, не стоит никуда бежать? Одна беда — Марат Шакирзянович лишь вице-премьер.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *